Амулет Скарабей

В древнейшие времена амулет сердца, связанный с наиболее важными и общераспространенными Главами «Книги мертвых» охраны сердца, должен был изготовляться в виде скарабея. Во времена строительства пирамид египтяне придерживались определенных взглядов относительно этого насекомого, и верования эти, даже в те далекие времена несомненно были очень древними.

египетский амулет скарабей

Египтяне, по-видимому, рассуждали следующим образом: поскольку настоящее сердце изымается из тела перед мумификацией, то его необходимо заменить другим, которое станет источником жизни и движения в мире ином. Каменное сердце, сделанное из ляпис-лазури или сердолика, остается всего лишь камнем, и хотя при помощи правильно произнесенных молитв оно предотвращает похищение настоящего сердца «теми, кто крадет сердца», но само по себе не обладает достаточной силой, чтобы дать новую жизнь и существование тому, в кого оно помещено. Однако фигурка скарабея или сам жук обладает удивительной силой. Поэтому если сделать из камня скарабея и написать на нем соответствующие «слова власти», то он не только защитит физическое сердце, но и даст умершему новую жизнь и бытие. Более того, скарабей был олицетворением и символом бога Хепера, невидимой силы созидания, которая движет Солнце по небу. Жук, избранный египтянами в качестве прототипа амулета, принадлежит к семейству навозных жуков Ламелликорнов (Lamellicorns), обитающих в тропических странах. Обычно жуки эти черного цвета, но встречаются и особи с металлическим оттенком. Они замечательны также тем, что их задние лапки расположены очень близко к концу тела и далеко друг от друга, что придает движущемуся насекомому весьма необычный вид. Такое строение задних лапок необходимо этим жукам для перемещения навозных шариков, в которые они откладывают свои яйца: сначала эти шарики бесформенные и мягкие, но в процессе перекатывания они становятся все более круглыми и твердыми. Шарики иногда достигают полутора и даже двух дюймов в диаметре, так что жуки, перекатывая их задними лапками, становятся почти на голову (при этом жук располагается задом к своей ноше). Шарики закладываются в предварительно вырытые норы, появившиеся личинки питаются навозом, из которого сделаны шарики. По-видимому, жуки не обладают способностью различать свои и чужие шарики, поскольку, потеряв свой, они хватают шарики своих собратьев, хотя, как говорят, некоторые из них иногда настойчиво катят один и тот же шарик.

Амулет скарабей
Самцы, как и самки, также катают шарики. Летают эти жуки в самую знойную часть дня. Элиан, Порфирий и Гораполлон заявляли, что у скарабеев не существует самок, а последний автор утверждал, что скарабей является «единородным», то есть самовоспроизводящимся без участия самки. По его словам, жук, сделав навозный шарик, катит его с востока на запад и, вырыв норку, прячет его в ней на двадцать восемь дней. На двадцать девятый день он отрывает шарик, бросает его в воду, и из него вылезают детеныши. Тот факт, что скарабей летает в самое жаркое время дня, привел к отождествлению его с солнцем, а шарик с яйцами рассматривался как само солнце. Невидимая сила Бога, проявленная в виде бога Хепера, заставляет солнце катиться по небу, и скарабей, перекатывающий шарики, получил имя хепер, то есть «тот, кто катит». Солнце несет в себе зародыши всего живого, поэтому шарик скарабея, содержащий зародыши скарабея, отождествляли с Солнцем как с существом, воспроизводящим жизнь особым образом. А поскольку бог Хепера олицетворял также инертную, но живую материю, готовую начать цикл существования, и в древнейшие времена считался богом воскресения, то скарабей, отождествлявшийся с ним, стал символом бога и знаком воскресения.
Но мертвое человеческое тело также, можно сказать, содержит зародыш жизни, то есть зародыш духовного тела, обретающего бытие благодаря молитвам и церемониям, совершаемым во время погребения. С этой точки зрения шарик с яйцами и мертвое тело были тождественны. Предполагалось, что, подобно тому как насекомое дает потенциальную жизнь своим яйцам в шарике, фигурка скарабея, символ бога Хепера, дает потенциальную жизнь мертвому телу, в которое она помещена в сопровождении написанных или произнесенных «слов власти». В Египте и Восточном Судане понятие «жизни» связывалось со скарабеем с незапамятных времен, и по сей день женщины сушат этих жуков, толкут их, разбавляют порошок водой и пьют, веря, что это поможет им иметь больше детей.
В древности, если человек хотел защитить себя от колдовства и любых чар, он должен был оторвать голову и крылья большого жука, сварить их, бросить в масло, нагреть и погрузить в жир змеи «апнент». Когда это снадобье закипит, человек должен был выпить его.
Амулеты скарабея самых разных видов находят в Египте в огромном количестве. Они могут быть сделаны из зеленого базальта, зеленого гранита, известняка, зеленого мрамора, голубой глины, голубой смальты, фаянса, покрытого пурпурной, голубой и зеленой глазурью и т. д.; на основание амулета обычно наносили «слова власти». В редких случаях скарабей имел человеческое лицо или голову, иногда на спине его изображались ладья бога Ра, птица Бенну (душа Ра) и Око Хора. Зеленые каменные скарабеи зачастую были оправлены в золото — крепления проходят вдоль спины и внизу, где соединяются крылья; иногда позолочена вся спина, иногда основание покрыто золотой пластинкой и на ней отчеканены или выгравированы «слова власти».
В некоторых случаях основание скарабея делалось в форме сердца, что подтверждает тесную взаимосвязь амулетов сердца и скарабея. В более поздние времена, то есть около 1200 г. до н. э., большие погребальные скарабеи помещались в фаянсовые нагрудные украшения, выполненные в виде пилонов, на которых находился рисунок красками или рельефное изображение ладьи Солнца. Скарабей размещался так, чтобы казалось, что он находится в ладье; слева ставили Исиду, а справа — Нефтиду.

Самый древний известный мне погребальный скарабей из зеленого камня находится в Британском музее (№ 29224) — он найден в Карнаке возле Фив и датируется периодом правления XI династии, около 2600 г. до н. э. Имя человека, для которого он сделан (это, по-видимому, был служитель храма Амона), написано светлой краской и покрыто лаком, «слов власти» на этом интересном экземпляре нет.
Когда захоронение скарабеев с телами умерших стало общепринятым, живые начали носить их как модное украшение, поэтому во многих коллекциях можно найти тысячи скарабеев всевозможных видов и типов, а разнообразие их ограничивалось лишь способностью древних мастеров к изобретению нового. Из Египта амулеты-скарабеи распространились по Западной Азии и некоторым странам Средиземноморья, причем носившие их, видимо, придавали им то же значение, что и их древние изобретатели, египтяне. Как видно из греческого магического папируса, переведенного Гудвином, даже в периоды греческого и римского правления, перед надеванием этого амулета над ним совершались определенные торжественные церемонии. Так, в случае «кольца Хора» и «церемонии жука» предписывалось следующее: следует взять чистое льняное полотно, поместить его на щепки оливкового дерева. Сверху положить лист бумаги, а на него — жука, сделанного описанным ниже способом. Посередине листа поставить маленькую курильницу с миррой и кифой. Под рукой надо иметь небольшой сосуд из хризолита с мазью из мирры, кифы или кинамона. Кольцо, предварительно очищеное и отполированное, окунуть в мазь и положить в курильницу с кифой и миррой. Оставить его там на три дня, а затем вынуть и положить в безопасное место. Для обряда необходимы несколько чистых хлебов и фрукты, в зависимости от времени года. Их следовало принести в жертву над виноградной лозой и во время жертвоприношения вынуть кольцо из мази и тщательно ею натереться. Обряд совершается на рассвете. Повернувшись лицом к востоку, необходимо произнести приведенные ниже слова. Жук должен быть высечен из изумруда чистейшей воды. В нем надо просверлить отверстие и продеть сквозь него золотую нить. В нижней части жука следует вырезать образ святой Исиды. Освятив жука описанным выше способом, можно его носить. Этот обряд совершали на седьмой, девятый, десятый, двенадцатый, четырнадцатый, шестнадцатый, двадцать первый, двадцать четвертый и двадцать пятый день, считая от начала месяца. В другие дни от обряда воздерживались. Слова, которые необходимо было произнести, начинались так: «Я — Тот, изобретатель и основатель медицины и письменности. Приди ко мне тот, кто под землей, явись предо мной, великий дух».